Андрей Смирнов
Время чтения: ~18 мин.
Просмотров: 0

Почему балканы назвали пороховым погребом европы

Историческая справка

Первый погреб для хранения пороха тут появился в 1770 г. согласно «Плану Азовской крепости с наложением прожекту каким образом оную возобновить надлежит», подписанному Г. Орловым. Сооружение было деревянным, поэтому простояло недолго – в 1797 г. его пришлось разобрать. Сохранившаяся до сегодня постройка возведена в 1799 г., ее автор – австрийский инженер, генерал Антоний Яковлевич Де Лаваль, служивший Петру Великому.

Погреб, занявший бастион Святой Анны, строили из красного кирпича местного производства и ракушечника. Прямоугольный и с небольшим тамбуром, он имеет двускатную крышу и контрфорсы. В стенах полутораметровой ширины устроены каналы для вентиляции и продушины – это позволяет избежать скопления конденсата и резкой разницы температур внутри здания и снаружи. Верхние своды заполнены в несколько слоев дерном, смолой и глиной – таким образом была создана амортизационная подушка для боевых снарядов, которые могли сюда попасть. Таким образом, получилось мощное здание высотой 12 м и глубиной в 5 м. На площади в 175 кв. м. помещалось 60 тонн пороха.

Всего подобных построек в Азовской крепости было четыре – еще три располагались у Алексеевских ворот, в бастионе Святого Петра и Полугарном форте. Ни одна из них до ныне не дошла – все были разрушены, но и сохранившийся погреб претерпел некоторые изменения. В 1806-08 гг. его превратили в военную кладовую: стеллажи для хранения пороховых бочек разобрали, обустроили 2 этаж, соорудили полки для амуниции, снарядов, прорубили окна в торцах и проход на 2-й ярус. Речь про одно из последних изменений в конструкции самой фортификации – в 1810 г. ее упразднили.

Пришедший в негодность погреб засыпали землей. Как и многие другие, сооружение считали турецким, складывая про него невероятные легенды: якобы где-то в его недрах хранятся несметные сокровища. Вскоре здание стали использовать как склад и хранили в нем лед, рыбу, соль и некоторые другие продукты.

Вторая жизни достопримечательности началась с принятия в 50-х гг. XX века Постановлений о сохранении объекта. В 1967 г., после реконструкции, которая длилась с 1961 по 1965 годы, в стенах погреба открылась экспозиция. Событие это приурочили к 900-летию города. Постройка стала первым памятником в регионе, превращенным в музей.

С тех пор Пороховой погреб и ведет свою деятельность. Ежегодно полюбоваться на него и хранящиеся древности приходит чуть менее 100000 человек.

«Дипломатическая Цусима»

В Вене и Берлине понимали, что в случае попытки оккупации Сербии австрийскими войсками Россия не останется в стороне. «Полгода Европа балансировала на грани войны. В Сербии реально готовились освободить Боснию от австрийцев», — рассказал Пётр Искендеров.

Однако, по словам эксперта, в условиях кризиса Россия осталась практически в одиночестве.

Также по теме


Великие идеи, сложный характер: какую роль в истории России сыграл канцлер Александр Горчаков

220 лет назад родился будущий министр иностранных дел и последний канцлер Российской империи Александр Горчаков. Во многом благодаря…

«Ситуация оказалась весьма болезненной для Санкт-Петербурга. Он был противопоставлен Германии и Австро-Венгрии, а Англия и Франция его не поддержали. Одни ведущие державы открыто выступали за аннексию, другие не считали её будущее достаточно веским поводом для начала войны. Россия не смогла даже добиться проведения международного конгресса по боснийскому вопросу. Она не могла достаточно эффективно отстаивать свои интересы и интересы своих союзников, потому как мир видел, что это не та страна, которая 30 лет назад дошла практически до стен Константинополя. Теперь это была страна, получившая поражение даже от Японии. Тем более что Николай II был увлечён укреплением мощи на море и отвернулся от балканского вопроса, соответственно, утратив влияние в регионе», — отметил эксперт.

По словам Искендерова, в конце концов Россия перешла к сдерживанию Сербии. Совет министров Российской империи признал, что страна не готова к войне на два фронта. 22 марта 1909 года Германия предъявила России ультимативное требование признать аннексию Боснии и Герцеговины и прекратить дипломатическую поддержку Сербии. Против продолжения конфронтации с Берлином и Веной открыто выступил Пётр Столыпин, и Николай II на следующий день отправил кайзеру Германии Вильгельму II телеграмму, в которой согласился принять все его требования.

Под давлением Санкт-Петербурга Сербия вынуждена была 31 марта 1909 года признать австрийскую аннексию Боснии и Герцеговины.

  • Убийство эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены в Сараеве в 1914 году
  • Gettyimages.ru

По его словам, результаты кризиса 1908—1909 годов ни для кого не были выигрышными. «Боснию и Герцеговину официальная Вена не присоединила ни к Австрии, ни к Венгрии. Регион оказался под управлением общеимперского Минфина, и это было не очень эффективно. Война на Балканах превратились в неизбежность. Именно Босния теперь стала самым горячим местом «порохового погреба Европы». И не зря выстрелы, с которых началась Первая мировая война, прозвучали в Сараеве», — отметил историк.

Секретная встреча в замке Бухлау

Параллельно с Сербией о Боснии и Герцеговине вспомнила и Турция, в которой в июле 1908 года произошла Младотурецкая революция. Поэтому официальная Вена инициировала международные  переговоры о потенциальной аннексии Боснии и Герцеговины. Она заручилась поддержкой Германии и Италии, а также обещала крупную денежную компенсацию Турции.

Переговоры с Россией оказались сложнее. Министр иностранных дел Австро-Венгрии Алоиз фон Эренталь провёл в сентябре 1908 года секретную встречу с российским коллегой Александром Извольским в замке Бухлау.

  • Замок Бухлау, где проходили секретные переговоры между Россией и Австро-Венгрией

Пользуясь особым расположением императора Николая II, Извольский решил самостоятельно добиться от Вены одобрения идеи открытия черноморских проливов для российского флота, хотя и не имел на то санкции от руководства страны. В обмен он предложил фон Эренталю признать аннексию Боснии и Герцеговины. Также оба министра поддержали идею объявления независимости Болгарии. Но поскольку Извольский не имел полномочий заключать с Австрией какие-либо договоры, он обтекаемо сказал фон Эренталю, что окончательно об их соглашении объявят когда-нибудь в будущем, «в подходящий момент».

Однако австрийская сторона долго ждать не стала. Уже 5 октября 1908 года австрийский МИД заявил, что Россия поддерживает аннексию Боснии и Герцеговины, а на следующий день император Франц Иосиф публично объявил регион независимым от Турции и перешедшим под суверенитет Австро-Венгрии.

Также по теме


«Опасная авантюра»: сможет ли Евросоюз помешать созданию «Великой Албании»

Совет ЕС разрешил Албании и Македонии в следующем году начать переговоры о вступлении в Евросоюз. Результат интеграции будет зависеть…

Российские власти и сам Извольский узнали о произошедшем из газет. Находящийся в дружественных отношениях с Сербией официальный Санкт-Петербург немедленно отказался от соглашений с Веной, но было уже поздно.

«Аннексия Боснии и Герцеговины сильно задела Сербию. Почти половину населения региона составляли этнические сербы, а остальная часть всё равно говорила на одном с сербами языке, поэтому Боснию в Сербии воспринимали практически как свою землю», — рассказал в беседе с RT кандидат исторических наук старший преподаватель РГГУ Вадим Трухачёв.

В Сербии и Черногории 6 октября была объявлена мобилизация.

«Австрия и Сербия стремительно скатывались к войне. Причём за спиной первой стояла поддерживающая её Германия, а за спиной второй — Россия», — отметил эксперт.

Но “Балканский котел” не спустил пар

Мирный договор установил новые границы на Балканах. Османская империя потеряла все свои территории в Европе кроме Стамбула и крошечной части Восточной Фракии.

Слова министра иностранных дел Российской империи очень четко описывали сложившуюся ситуацию.  Один из ключевых нюансов мирного договора заключался в том что страны победительницы должны были сами разделить завоеванные территории между собой, и радость победы, славянского и православного единения была омрачена жадным дележом военных трофеев.

Территории, потерянные Портой были в основном разделены между Грецией получившей часть Македонии и район Салоник, Сербией, приросшей частью Македонии, а также присоединившейся Косово и Болгарией в состав которой вошла Фракия с Эгейским побережьем и очередной частью Македонии. При поддержке ключевых европейских держав было создано государство Албания.

Представители Австро-Венгрии и Германии стали склонять сербского короля к войне с Грецией и Болгарией ради получения такого желанного для Сербии выхода к морю.

Болгарский царь получил недвусмысленную информацию о том, что Австро-Венгрия и Германия ничего не имеют против аннексии Болгарией Македонии.  При этом Болгария настаивала на строгом соблюдении всех пунктов сербско-болгарского союзного договора 1912 года, который лежал в основе Балканского союза. Сербия же поддалась увещиваниям германских и австрийских дипломатов и стала готовиться к новой войне.

Опасаясь усиления Болгарии, Греция уже на второй день после подписания Лондонского договора заключила с Сербией антиболгарский договор. Турция тоже не сидела сложа руки, вынашивая планы возврата потерянных территорий.

Война, ставшая причиной столетних противоречий на Балканах и ставившая целью их разрешение, лишь усугубила сложившуюся ситуацию.

Крепость Корон-Санкт-Анна -Аннинские укрепления Выборга

Весь комплекс Крепость Корон-Санкт-Анна привычно называют
Аннинскими (Анненскими) укреплениями. Оборонительные сооружения защищали
Выборгский замок с запада. Комплекс активно строился и использовался в I
половине XVIII–I половине XX веков.Сейчас это памятник истории и культуры федерального значения, источник
притяжения для туристов, гостей города, место отдыха.

Благодаря бережному отношению, сохранению исторического облика здания
Порохового погреба частными инвесторами, каждый может почувствовать дух
той эпохи. Вокруг здания размещается живописный парк. Стилизованное освещение,
дорожки, площадки — приятное, атмосферное место для впечатлений. В некоторых
частях Петровского парка среди зарослей травы и кустарника можно встретить
разрушенные сооружения, остатки лестниц, подпорных стенок.

Внутреннее убранство как будто сохранилось со времен средневековья. А со
смотровых площадок открывается незабываемый вид на набережную, остров,
знаменитый замок. Особенно красиво по вечерам, когда башня Олафа ярко
освещена и представляет собой величественное зрелище.

О насКак добраться

Исторические особенности Балкан

В веке XV полуостров захватила Турция, включив новые земли в Османскую империю. Балканские народности на долгие столетия попали под турецкое иго. Единый недруг сплотил жителей Балкан – в европейских землях Османии регулярно вспыхивали народно-освободительные движения.

Что такое Балканы? Уникальное место, центр слияния народов с различными религиозными взглядами:

  • Православие. Сербы, черногорцы, македонцы. Болгары, румыны, греки.
  • Мусульманство. Албанцы, босняки, турки.
  • Католицизм. Хорваты, итальянцы, словены.

Клубок этнических противоречий, где велико недоверие друг к другу. Где каждый иноверец моментально становится врагом. В этом европейском районе издревле вспыхивали религиозные и этнические конфликты. Ужесточил такое положение дел османский владыка Махмуд II. В конце XIX века Султан проводил реформы и начал он с ликвидации тимарской системы.

Тимарская система. Управленческий уклад Османской империи. Отличительная особенность – строгий государственный контроль над зонами страны.

Тимарская система помогала контролировать хозяйственный уклад государства и создавала эффективную военную комплектацию. Веками этот строй позволял мирно существовать народам, населяющим страну. Правительство Османской империи стремилось поддерживать равенство в разнообразном этническом укладе и не вмешивалось в религиозные предпочтения своих людей.

Махмуд желал модернизировать страну и дал больше свободных прав христианам. Сделал правитель так не из-за любви к православию, а из-за ослабления империи. Эпоха удачных войн, подтверждающая имперскую силу, закончилась, янычарский корпус невозможно было содержать.

После реформ в экономике православные стремительно богатели. Первым фабрикантом Османии стал Добри Желязков (представитель Болгарии). Фабрика болгарина заработала в Сливене. Султан дал право на развитие свободной торговли и создал национальную турецкую гвардию (башибозуки) чтобы усмирять возможные возмущения.

Греция, понимая и видя, что Османская империя разваливается, задумались о возрождении великой нации (свежи были в памяти воспоминания о роскошных византийских временах). Греки создали собственную «Славную идею» («Так Наз»), где пропагандировали революцию.

На обломках Османской империи появится Великая Греция¸ как наследница Византии!

Идея о «Великой Греции» оказалась не нова. Задумались о «Великой», но уже Сербии сербы. Румыны заговорили о «Романия Маре» (Знаменитой Румынии), болгары вещевали о «Священной Болгарии». Не отставали и албанцы. Идея про «Великую Албанию» появилась и у них.

Именно албанцы стали родоначальниками закона о «кровной мести». Благодаря албанскому кнезу Леки Дукаджини на Балканах появилось выражение «душман». Душман – кровный враг, которого следует убить при любых условиях.

Можно ли ждать спокойствия в таких условиях? Каждая страна тянула одеяло на себя. Факты «величия» брали начало с глубины веков. Ведь до Османии здесь существовали четыре крупнейшие и мощные империи с различным религиозным мировоззрением:

  • Византийская (395-1453 г.г).
  • Болгарская (X век, Первое царство болгар).
  • Сербская (XIV век, Душаново царство).
  • Османская (1453-1922 г.г).

Кто сказал, что их наследники – Турция, Болгария, Греция и Сербия похоронят утопические замыслы о возрождении сверхдержав? После развала Османии «тигры вырвались на волю». Потомки с имперскими амбициями жаждали власть. А религия, ассимилируя представителей своей концессии из соседних стран, помогала расширять зону влияния.

Балканские народы со своими культурными особенностями, разными религиозными верованиями, формировали собственную нестабильность. Усугубляло этот процесс нескончаемая смена империй, которая сопровождалась вооруженными конфликтами.

Люди были вынуждены регулярно бороться за сохранение своей культуры, языка, за наследие и собственную религию. Что означает появление исключительной чувствительности балканских представителей к явлениям, угрожающим их самобытности и целостности территорий. В коллективном сознании балканцев надежно укоренились страх и неуверенное будущее.

Македония ошиблась

Дачич заявил, что считает большой ошибкой признание Белградом Македонии. «Сербия совершила огромную ошибку: вся Европа и весь мир использует название Бывшая югославская Республика Македония (БЮРМ), а мы дали пощечину нашим братьям грекам, и теперь ждем, чтобы они не признавали Косово. Македонию мы признали, а она сейчас постоянно голосует за Косово. Выражаясь дипломатическим языком, мы дураки», — признал министр.

Дачич заявил, что отныне в двусторонних отношениях между Белградом и Скопье будет использоваться термин «Республика Македония», а в международной практике Сербия станет использовать термин БЮРМ, который употребляют в ЕС и ООН.

Союз славян

Небывалый патриотический подъем и религиозное единение немного улучшили политическую картину Балкан. Внутренние противоречия отошли на второй план перед общим врагом и иноверцем — Османской империей. При непосредственной поддержке Российской империи был заключен ряд военно-политических договоров  между Балканскими странами.

Так писал об этом в своих “Воспоминаниях” Сергей Дмитриевич Сазонов:

13 марта 1912 года  был заключен договор между ключевыми странами региона Сербией и Болгарией. Греция тоже желая не остаться за бортом 29 мая 1912 года подписала аналогичный договор с Болгарией, затем такой же договор был подписан между Болгарией и Черногорией.

Сербские офицеры и священник. 1912 год

В результате сложился так называемый Балканский союз — сеть альянсов балканских государств направленная против Османской империи, а заодно и Австро-Венгрии.

События развивались быстро, пока крупные европейские державы делили сферы влияния и пытались выиграть друг у друга лучшие позиции на политической карте,  в последнии дни сентября балканские страны спешно мобилизовали свои войска. Напряжение достигло предела — война на Балканах была неизбежна.

Черногория как Папуа — Новая Гвинея

Коснувшись отношений с Черногорией, теперь активно стремящейся в НАТО и ЕС, Дачич вновь напомнил о желании Белграда иметь со всеми добрососедские отношения. Но отношение к Черногории, по его словам, напрямую зависит от поведения Подгорицы в отношении сербских интересов, а также выступлений на международной арене, в частности по вопросу признания Косова и его вступления в ООН.

«Я люблю и уважаю Черногорию, но их политическая позиция в отношении наших государственных и национальных интересов стала настоящей пощечиной для нас», — сказал он. Министр не видит «ни малейшего повода» поддерживать какие бы то ни было интересы Черногории.

Речь, по его словам, не идет о мести, а только лишь о «взаимности во внешней политике». В настоящее время Черногория в отношении Сербии «как Папуа — Новая Гвинея», с сожалением констатировал министр.

Почему Балканы всегда будут пороховой бочкой Европы

Как в свое время провидчески заметил Отто фон Бисмарк, «если в Европе начнется война, то из-за какой-нибудь глупости на Балканах». Почему этот регион был, остаётся и будет «взрывоопасным»? Против чего сегодня протестуют черногорцы? Как России выстраивать свои отношения со странами бывшей Югославии? Об этом и многом другом в утреннем эфире «Вестей FM» рассказала Елена Пономарева, профессор МГИМО, российский политолог, историк, публицист.

Шафран: В этом часе с нами Елена Георгиевна Пономарева, политолог, историк, профессор МГИМО, специалист по Балканам. Доброе утро!

Куликов: Доброе утро, Елена Георгиевна! Недостаточно, я думаю, мы обсуждаем важную вещь, которая происходит сейчас, параллельно, но в информационном потоке она занимает почему-то, как мне кажется, недостаточно места. Это то, что происходит на Балканах сейчас. Прежде всего — в Черногории, потому что сильно похоже это на какой-то даже Майдан, я бы сказал, то есть на технологию социального протеста, может быть, некоторую революции. Хотя при этом европейские наши товарищи в данном случае молчат. Глава Черногории говорит, что это попытка государственного переворота, как-то зеркало повернулось. Что вообще там происходит? И каковы корни этого процесса? И с чем мы имеем дело?

Пономарева: Ну, вообще, при упоминании о Балканах, наверное, у любого человека возникает очень сложный ассоциативный ряд, связанный, как правило, с конфликтами, войнами, разрушениями. В свое время великий Бисмарк провидчески сказал, что «если в Европе начнется война, то обязательно из-за какой-нибудь глупости на Балканах». Мы, собственно, знаем, что Первая мировая война из-за этой глупости и возникла. Но Балканы действительно всегда были и будут оставаться пороховой бочкой Европы, потенциально геополитически конфликтным регионом. Это связано как с внутренними, так и внешними причинами. Что касается внутренних причин — это чересполосное проживание народов, различных этнических и религиозных групп. И это, в свою очередь, связано с внешним фактором, потому что Балканы всегда были зоной либо наличия там тех или иных имперских образований, либо зоной влияния. Например, Российская Империя никогда не имела там территориальных владений, в отличие, например, от османской Турции или от, скажем, Австро-Венгрии, но при этом имела существенное влияние политическое, культурное, религиозное, которое сегодня тоже в частности проявляется. Так вот, наложение вот этих как бы внутренних и внешних факторов создает особую атмосферу в современно мире. Почему мы говорим, что «балканский порох» кто-то сознательно подсушивает, Балканы остаются, я бы сказала, такой геостратегической зоной

Во-первых, особое внимание должно быть приковано к Балканам, и вообще, Балканы — это своего рода геополитическое зеркало, в которое, я думаю, если бы российское руководство вовремя посмотрело повнимательнее, то, может быть, и украинского кризиса в таком масштабе мы бы не увидели, потому что очень похожие вещи. Так вот, почему Балканы сегодня представляют особый интерес? Вспомним классика: политика — есть самое концентрированное выражение экономики

Конечно, роль ресурсов колоссальна. На самом деле Балканы — это кладовая ресурсов, которые многие до сих пор полностью не разработаны, их можно приватизировать про запас, поэтому многие транснациональные компании и бьются за этот регион.

Куликов: Привычный способ, кстати, разрушения государственности. Когда ты разрушаешь государство сильно, остаются разные князьки, их хочешь покупай, хочешь запугивай. И делай, что нужно.

Пономарева: Совершенно верно. Второй важный момент связан с зоной энерготрафика. Балканы — это зона энерготрафика. То есть из региона Ближнего Востока энергоресурсы легко могут поступать в Европу именно через Балканы. Кстати, Россия столкнулась с этой проблемой, с тем, что энергетика имеет огромное геополитическое значение на примере не одного потока, а уже двух — это «Южный» и «Турецкий».

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Балканы – райский уголок

Полуостров протяженностью 505 000 км² расположен в юго-восточной области Европы. Уютное местечко омывается теплыми морями: Средиземным, Черным, Эгейским, Ионическим и Мраморным. По северу граница Балкан затрагивает реки Сава, Дунай и Купа.

Страны Балканского полуострова включают в себя:

  • Боснию/Герцеговину.
  • Черногорию.
  • Македонию.
  • Словению.
  • Хорватию.
  • Болгарию.
  • Румынию.
  • Албанию.
  • Италию.
  • Сербию.
  • Турцию.
  • Грецию.

К Балканам относят и частично признанную независимую республику Косово. Пять стран – члены ЕС, а семь государств стали Натовскими. Балканы – мистический край, полный чудесных мест, шикарных пляжей. Рай для туристов, изюминка для археологов. Родина древнейших цивилизаций и культур. Здесь есть все для беспечной жизни и отдыха. Но почему не хватает спокойствия?

В преддверии Восточного кризиса

Одним из проявлений Восточного кризиса стала Крымская война, в которой Великобритания и Франция поддержали Османскую империю, чтобы не допустить усиления России за счёт «турецкого наследства». В 1856 году по результатам Парижского конгресса Россия осталась без флота и крепостей на Чёрном море, без устья Дуная и без возможности установить протекторат над Валахией, Молдавией и Сербией.

  • Картина «Захват Гривицкого редута под Плевной» (1885) (Русско-турецкая война 1877—1878 годов)

В 1871 году Лондонская конвенция позволила Санкт-Петербургу вернуть себе Черноморский флот. А в 1877—1878 годах резко нарастившая военную мощь Россия одержала серьёзную победу над Турцией и подписала с ней Сан-Стефанский мир, по которому Сербия, Черногория и Румыния стали независимыми, а Босния и Герцеговина с Болгарией (простиравшейся от Эгейского моря до Дуная) получали широкую автономию. К России отходил ряд пограничных территорий. Всё это не устроило ведущие европейские державы, инициировавшие созыв в июне — июле 1878 года Берлинского конгресса.

Англия и Австрия в ходе переговоров заняли антироссийскую позицию. Германия, хоть и была формально нейтральной, фактически поддерживала позицию Вены и Лондона. Более того, глава российского внешнеполитического ведомства Александр Горчаков, будучи больным и уже пожилым человеком, случайно показал британцам карту, на которой были обозначены гипотетические максимальные уступки России.

В итоге Черногория, Сербия и Румыния всё-таки получили независимость, но потеряли часть территории, Болгария была разделена на три подвластные Турции части с разной степенью автономности, а в Боснию и Герцеговину вводились австрийские войска.

Также по теме


«О разделе речь не идёт»: член сената Республики Сербской — о перспективах урегулирования косовского вопроса

Президент Сербии Александр Вучич, касаясь темы «разграничений» с албанцами в Косове, не имел в виду раздел края или обмен…

«На Берлинском конгрессе, венчавшем Восточный кризис, по Боснии было принято половинчатое решение: формально она оставалась частью Османской империи, но подлежала при этом австрийской оккупации. При этом населению Боснии и Герцеговины гарантировались религиозные свободы. После установления в регионе австрийской администрации Вена начала вкладывать в него значительные средства — строить железные дороги, создавать финансовую систему. Фактически Австро-Венгрия пыталась превратить Боснию и Герцеговину в свою «балканскую витрину», призванную продемонстрировать всем вокруг успешность цивилизаторской миссии империи», — рассказал в интервью RT старший научный сотрудник Института славяноведения РАН кандидат исторических наук Пётр Искендеров.

По словам эксперта, официальная Вена чувствовала себя в Боснии уверенно до тех пор, пока при власти в Сербии находилась проавстрийская династия Обреновичей. Но ситуация резко изменилась после переворота 1903 года.

«Во главе Сербии стала династия Карагеоргиевичей, которая более благосклонно относилась к России. На Балканах в целом усилилась просербская пропаганда. Власти Австро-Венгрии, в которой проживало значительное количество славян, увидели в усилении Сербии и российского влияния в регионе опасность для себя», — заметил Пётр Искендеров.

Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Максим Иванов
Наш эксперт
Написано статей
129
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации